Репка                                                        Поздравления в стихах
Мужик и медведь
Золушка
Золотая рыбка
Колобок
Маша и медведь
Кот и лиса 

 

Жил был как-то русский царь,

Не какой-нибудь сморчок.

Двух пудовый злата ларь

Был для левой пустячок.


И не мудрено, что он

Многодетным был отцом

Сердца женщин брал в полон,

Славным был, стервец, борцом.


Но с годами поутих,

Стал серьезней и мудрей.

Детей вспомнил: сколько их?

Надо бы собрать скорей.


Собралося только три,

Девок нет, все сыновья.

Ключницу позвал, смотри,

Только младший как есть я.


А те двое, что мои?

На что ключница в ответ:

«Батюшка, глаза протри,

Выведи ка их на свет.


Посмотри, что ниже плеч,

Ведь один в один твои.

Прикажи плетьми хоть сечь,

Не возьму слова свои».


Чтоб сомнений избежать

Царь тут баньку затопил.

Посмотрел на братьев стать,

С ними чарочку распил.


И пошел тут разговор

Задушевный и простой.

Избежать как заговор,

Как не допустить застой.



За державными делами

Литр анисовый ушел,

И за этими столами

Царь тут к выводу пришел.


 Них и плоть моя и кровь,

Надо их бы поженить,

И насупив важно бровь

Приказал пока не пить.


Вот что вам сейчас скажу

Рода царского сыны,

Я сейчас же прикажу,

Чтоб готовились паны.


Будем свататься мы к ним,

Надо род ведь продолжать.

А не то бояр проспим,

Стали, черти, поджимать.


А чтоб не было вражды

Меж боярами за власть

В этом деле нет нужды,

Нам к чему эта напасть?


Мы положимся на случай,

Пустим стрелы наугад.

Пусть тогда от злости пучит

Чей пропустит случай сад.


И как только протрезвели,

Вышли в поле сыновья.

Головами повертели

Не стрельнуть куда бы зря.


Старший лук свой натянул,

Присмотрел хитрец вперед

Не куда-нибудь пальнул,

Свой маршрут знал наперед.


Скорым был полет стрелы,

Угодила точно в цель,

Прям в паркетные полы

В блеск надраены досель.


Тот боярским домом был,

Знатных прадедов кровей.

По богатству первым слыл,

Среди важных всех важней.


Как узнали царский знак

Суету подняли вкруг.

Как бы не попасть впросак,

Если быть сватьям тут вдруг.


А тем временем второй

Из сынов, что в поле был

Натянул свой лук тугой,

Стрелу царскую вложил.


Им для виду покрутил -

Тоже знал, куда попасть.

В дом купца стрелу пустил,

С ним-то бог не даст пропасть.


Младшего черед пришел.

На судьбу он вскинул лук.

Впрок невесты не нашел,

Хоть их много было вкруг.


Пусть и направлял отец,

Своенравным был Иван.

Ведь пустил стрелу подлец

Непонятно в какой стан.


Там и жизни никакой,

Все болота да леса,

И народ совсем простой:

Волк, медведь, косой, лиса.


Делать нечего, раз так

Царь послал Ивана в лес.

«Раз стрелять такой мастак,

Сам вылазь, куда залез»


Круто наш Иван попал -

Вот уж вечер наступил,

Как стрелу он не искал

Близко к ней не подступил.


Уж не чаялся найти,

Надо бы идти домой.

Дом неблизкого пути,

Не искать же здесь постой.

Вдруг в болотце меж кустов

Промелькнул конец стрелы.

Целью был сосны остов,

Подобрал Иван полы.


Дотянулся кое-как,

Вытащил стрелу на мель,

Только тут увидел знак,

Дар судьбы с этих земель.


А была это лягушка,

С виду, как и все из них.

Только странная макушка.

Тут Иван даже притих.


Что на вид - как есть, корона

Те же форты, тот фасон,

Только есть одна препона

Что не вяжет унисон.


Это ведь всего лягушка

Не особо голубых кровей.

Да далась эта макушка

Слазь давай, да поскорей


Но случилось тотчас чудо,

Что никак не ожидать -

Погоди кричать покуда,

Я ж невеста, твою мать.


Вот бери и не ершися,

Да отцу тотчас представь.

Ты еще вот помолися,

Свечку за меня поставь.


Если бы не я попалась,

То с пиявкой бы дружил,

Чуть она не присосалась -

Вот тогда бы потужил.


Слово, данное царю

Не пристало нарушать.

Ладно, жизнь свою дарю,

Век свободой не дышать.


Да и толк в лягушке есть:

Говорят, что молоко

Не скисает суток шесть,

Если обмакнуть легко.


Так с лягушкой и пошел.

Там уже все собрались,

Каждый ведь свою нашел,

Вот и гости созвались.


Свадьбу отыграли скопом.

Старший с барыней своей

Вечер отскакал галопом -

Кадриль модный заказал он ей.


Средний танцевал с купчихой,

Им приглянулся фокстрот.

Лишь Иван в тот день был тихий,

Как водой наполнил рот.


Так и стали жить по парам,

Царь ведь всем заданье дал.

Не теряя время даром,

Чтобы внуков бог воздал.


Но медовый месяц скоро

Пролетел, как пара дней.

Вызывать сынов уж впору,

Испытать невест скорей.


Собрались на зов отцовский,

Как один, все сыновья.

Старший сын кафтан заморский

Приодел, купил сновья.


Вот отец пред всем собраньем

Испытать невест велел.

Как для жен, судите сами,

Я б в другом видать хотел.


По хозяйству, в рукодельи,

Есть ли творческая нить.

Царство ведь не богадельня,

Надо здесь уметь творить.


Результаты испытаний

Скажутся на выбор мой,

Так что требуйте стараний -

Трон один, двоих долой.


Для начала по рубахе

Пусть царю сошьют за ночь.

Чтобы сами, чтоб без свахи

Сон могли бы превозмочь.


С тем ушли все по домам

Приступить к делам скорей.

В этот день нет места снам.

В этом деле кто быстрей.


Хоть отец и согрешил,

Что борьба шла меж троих,

Старший сын все же решил

Риск он есть и на двоих.


Пусть Иван и не в расчет,

Надо угодить царю.

Не дай бог выйдет просчет.

Братцу трон не подарю.


Стали шить уж через час,

Времени не тратя зря.

Лишь Иван   у нас.

Глядь, вечерняя заря.


А пришел домой уж ночь,

Присел с грустью на кровать.

«Может, чем могу помочь,

Иль поесть чего подать?»


Оглянулся - а, лягушка.

«Чем ты можешь мне помочь?

Хоть и царская макушка,

Не людей ты все же дочь.


А грущу, как есть заданье,

Что имею для тебя.

Вот и мучает гаданье,

Как бы оправдать себя.


Ведь должна ты сшить рубашку

Мне для батюшки-царя.

И нельзя заставить Машку,

Хоть отменная швея.


Все должна сама строчить.

А как мне тебя просить?

Да к тому ж к утру закончить,

Как успеть за ночь все сшить».


«Не горюй, ложись, поспи.

Утро ведь мудрей всегда,

Лишь в одежде не засни:

Как к царю пойдешь тогда?»


Но вопрос тот лишним был,

Так как спал уже Иван.

Так вот сидя и застал,

Будто с детства знал нирван.


А лягушка тот же час,

Что есть сил поднапряглась.

Удивить решила нас.

Ей попытка удалась.


Потому как кожа, треснув

Вниз слетела вся с нее.

И не выскажусь я лестно,

Результат превысил все.


Расцвела такая дива,

Что пером не описать.

Не заметит лишь ленивый,

Василисой ее звать.


И не просто Василиса,

А Премудрая к тому ж.

Ну по всем статьям актриса,

Повезло, кто ее муж.


Хлопнула она в ладоши,

Да как зычно призовет

Всех помощников хороших.

Собирайтесь-ка на слёт.


Мамки, няньки, поспешите!

Надо мне рубашку сшить.

Ткани лучшие тащите,

Золото, чтобы расшить.


Так вот сообща и сшили,

Хоть нарушили приказ.

Не одни ведь согрешили,

Старшим тоже был наказ.


Утром рано встал Иван

С явной сухостью во рту.

Поискал вокруг кафтан,

Чуть нашел, но весь в торту.


Настроенье явный ноль.

С чем к отцу еще идти?

Вот и в чай насыпал соль.

Прям с ума с утра сойти.


Но тут вдруг увидел он

Рукоделье от жены.

И куда девался сон?

Да какие к черту сны!


Ведь с такою красотой

Надо срочно во дворец.

И бегом с рубашкой той

Полетел наш молодец.


Там вовсю уж шли смотрины,

Царь вертел старшего дар.

Что скажу - не для витрины,

И не сесть за самовар.


В черную избу сгодится,

Вот туда определим.

Чей черед теперь хвалиться?

Чью рубашку поглядим?


Средний развернул творенье,

Чинно к батюшке поднес.

Верил он в свое везенье,

Думал, младший не принес.


Но отец свой выбор сделал,

Для порядка сдвинул бровь,

Приложил рубашку к телу,

И услышали все вновь:


«Ну и что это такое,

Как на люди надевать?

Слишком для царя простое.

С ней лишь в баню, иль в кровать


Что, остался без рубахи?

Что-нибудь Иван принес?

Если нет, не бойся плахи.

Разве есть с лягушки спрос?»


Вот настал он, звездный час,

Неожиданный для всех.

Царский гардероб сын спас,

Братьев выправил огрех.


Ведь была его рубаха

Несравненно хороша.

Слева золотая бляха

В виде царского гроша.


Вся усыпана узором,

Не простая х/б нить.

Долго не утихнуть спорам,

Чем же выдумали шить.


«Вот работа так работа!»-

Царь восторженно вознес.

«Как по мне, так по субботам

Надевал бы, раз принес.


Ну, с шитьем оно понятно,

Надо испытать в другом.

Объясняю всем вам внятно,

Становитесь-ка кругом.


Испеките хлеб румяный,

Чтоб на стол можно подать.

Никакой чтоб критик рьяный

Против слова не мог дать.


И послам заморским можно

В блюде вынести всегда.

Если справитесь, возможно,

Дам на царствованье - да».


С тем разошлись все по домам,

Но не совсем как в прошлый раз.

Старшие вроде по делам

Отцовский выполнить наказ.


А сами с женами сошлись,

Как в  разе быть?

Понятно, даже

А пекарями им не слыть.


Опять же, что с Иваном делать?

Походу, явный конкурент.

Лазутчика к нему приделать,

Но чтобы скрытно, чтоб не мент.


Нашли старушку с зорким глазом,

Послать бы надо в авангард.

Пред носом повертели стразом,

Теленка посулили в март.


Так и сошлись в цене разведки,

Бабулька тотчас отбыла.

Сначала встретилась с соседкой -

Всезнайкой та везде слыла.


Узнала, как попасть в Ивану,

План дома изучила с ней.

Как прикрепить жучок к дивану,

Куда глазок, чтобы видней.


Наладила шпионство скоро

И залегла на чердаке.

Агентом прямо быть ей впору,

К тому же в нашем бардаке.


Но план тот сразу провалился-

Не поняли, за кем следить.

Секрет братьёв недолго длился,

И им туфту решили слить.


Квашню месили по закону,

Лягушка в этом деле ас.

Иван, как лишняя препона,

Уснул, обнявши медный таз.


А вот затем, если подумать,

Подстава явная была.

Такое надо ведь удумать

Дырявить печь, хоть не мала!


И той квашней дыру заполнить,

В надежде там испечь калач.

Да кто бы смог  исполнить,

Хоть со скандалом, да хоть плачь.


Но думать не было заданья,

И все вместилось в протокол.

А там зависит от желанья,

Ума раз нет, теши хоть кол.


А как слежка прекратилась,

Враз лягушка на крыльцо.

Вновь в девицу превратилась,

Все при ней, все налицо.


Хлопнула опять в ладоши:

Мамки, няньки собрались.

У дверей сняли калоши,

За труды тут же взялись.


Испекли калач на диво -

Весь в узорах по бокам,

Сверху важно и лениво,

Крепость, равная векам.


Вот Иван едва проснулся,

Как увидел тот калач,

Сразу бодро встрепенулся.

Во дворец пустился вскачь.


Там опять же шла разборка,

На столе два калача.

Где там мякиш, где там корка,

Царь искал, по ним стуча.


Так и не нашел бедняга.

«Этот хлеб в людской как раз.

Не по мне такая шняга.

Не по силам мой приказ?»


Тут настал черёд Ивана.

Гордо хлеб он развернул,

Зачерпнул вина из жбана,

И такую речь ввернул:


«Царь-отец, не обессудь,

Оцени лягушкин труд.

Внешность не бери за суть,

Все таланты ее - тут».


Каравай и впрямь хорош,

В праздник на столе ему.

Да и ты как-то пригож,

Ближе к сердцу моему.


И для всех троих сынов

Царь последний дал наказ:

«К вечеру без лишних слов

Собираю пир для вас.


Жен своих не позабудьте,

Их представим всем послам.

Поважней в одежде будьте,

Чтобы не услышать срам.


Это был удар Ивану.

Как с женой ему прийти?

Потянулся опять к жбану,

Хоть в вине покой найти.


Но домой-то все же надо,

Приодеться поважней.

Вроде есть что-то от Прадо,

Он стилист, ему видней.


За примеркой не заметил,

Как лягушка подползла.

«Что, Иванушка, не весел?

Кто наделал тебе зла?


И куда на ночь собрался,

Куда лыжи навострил?

Лучше дома бы остался,

Что-нибудь да смастерил».


«Да и рад бы я остаться,

Но зовет отец на пир.

Надо и тебе собраться,

Пир заказом на весь мир.


Только как тебя представить?

Хоть я и не нацист,

Как с собой в ряд поставить?

Скажут ведь, зоофилист».


«Не бери все близко к сердцу,

Ты на пир один ступай.

И сними ты эти берцы,

Есть же туфли, одевай.


Вслед и я на пир подъеду,

Только наведу фасон.

Ты услышишь, как я въеду,

Будет шум и будет звон.


А гостей я испугаю,

Ты их сразу успокой.

Нелегко пусть будет, знаю.

Твердо на ногах ты стой.


Говори, мол, лягушонка

В коробчонке едет к нам.

Намекни как можешь, тонко,

Что твоя это мадам.


Ни о чем не беспокойся,

Не стыдись жены своей.

В сундуке лучше поройся,

Нет косметики моей?


Ведь для женщины помада,

Тушь и краска для волос,

Это, братец, то, что надо.

По-английски yes, of course


С тем и разошлись с супругой,

Муж один на пир пошел

Хоть и верил ей с потугой,

В словах веры не нашел.


И по-русски «Будь, что будет.

Не корову проиграл.

Кому надо - пусть осудит.

Я ж жену не выбирал».


А дворец уже гулял,

Дамы строго в декольте.

Кто другим вниманье взял

Платьем в стиле от Тотье.


Лишь Иван везде один,

Чтоб насмешек избежать.

Типа «что так нелюдим?

Где же вас с женой сажать?»


Но насмешек не избёг,

Разве братья устоят?

«Ты один, что ли, прибёг?

Вел бы всех сюда подряд.


Иль жену свою принес.

Чай, платочек в доме есть».

Но Иван насмешки снес,

Чуял добрую он весть.


И вот, в самый пик застолья,

Вдруг раздался страшный шум.

Вроде вышла из подполья

И поперла наобум.


Силища, что не опишешь.

Зазвенело все стекло.

Многие бегом под нишу,

Коих в погреб повлекло.


Вспомнил тут Иван супругу,

Как дала ему наказ.

«Нету места тут испугу!»

Сам расселся напоказ.


«Это, видно, лягушонка

В коробчонке едет к нам.

Вы простите, что так звонко,

Но и это пополам».


На крыльце случилась давка,

Всем охота посмотреть.

Любопытство, как удавка.

Невозможно усидеть.


Кто увидел, вот так диво,

Средь карет, как лимузин.

Так шикарно, так красиво,

Поп шепнул: «Вот нам бы, Зин»


Жемчугов, как блох в собаке,

Золота, как в куполах.

Вот блеснуть в Стерлитамаке,

Не расскажешь на словах.


Но карета-то полдела,

Ведь предстала тот же час,

Что внутри досель сидела,

Дева, жаль, что не нас.


Ростом, чуть ли не с Ивана,

Хоть высокий был мужик.

И другие формы стана

Хоть на пляж под Геленджик.


Есть, что показать народу,

Но все это берегла.

Видно, царскому лишь роду

Это показать могла.


И одежда - высший шик,

Не одела кабы что.

Даже взглянешь хоть на миг -

Не забудешь ни за что.


Да вдобавок месяц ясный

На кокошнике блестит.

Хоть любуйся ежечасно.

Плохо, от  жены влетит.


Так вот эта чудо-краля

Поднялася на крыльцо.

Не какая-нибудь Валя,

Шаг модели налицо.


И Ивана вдруг под ручку-

Странно, кто кого привел.

Напрямик, через зевак кучку

Увлекла с собой за стол.


У царя дух захватило,

Хоть избалован был он.

Ну Иван, ну подфартило

Или, может, это сон?


Тут и пир возобновился,

Сели снова за столы.

Сладкий мед рекой полился

На паркетные полы.


А Иванова супруга,

Василисой, кстати, звать.

Что-то вздумала подруга

Удивить народ опять.


Недопьет, в рукав остатки,

С птицы косточки в другой.

Вроде в дом все в достатке,

Бочки все полны икрой.


Жены братьев, заподозрив

В этом деле тайный знак.

За костей даже, невздорив,

Рассовали кое-как.


И, дождавшись слова «танцы»,

За царевной пошли в пляс.

Туфли превратили в сланцы,

Весь дворец тот ритм потряс.


Звездный час для Василисы

Тут на празднике настал.

Рукава взмах из батисты,

Пруд за окнами вдруг встал.


А вторым тут же махнула -

Лебеди поплыли в нем.

Жизнь в тот скучный двор вдохнула,

Точно колдовской приём.


А чему тут удивляться?

Ведь известно всем давно,

Все кто с красотой родился

Малость ведьмы все равно.


Но не все мотки так лихо

Удивить честной народ.

Жены братьев, нет бы тихо,

Вдруг случайно не попрет.


Сделали бы пробитый фокус-

Нет же, сразу как махнут

Не удался фокус-мокус.

Копперфильды пусть вздохнут.


Полетели вокруг кости

Аккурат по головам.

Стали уклоняться гости,

В общем, получился срам.


А вот царь не уклонился,

Не по чину сей прием.

Но скорее полечился,

Много было в нем.


И попали две костяшки

Одна в лоб, другая в глаз.

Вот уж приняли бедняжки

Без цензуры царский сказ.


Хоть не строили высоток,

Трехэтажный все же знал...

В общем, спровадил красоток.

Церемониться не стал.


А пока шла перепалка

Сбегал наш Иван домой.

Пропустить концерт хоть жалко,

Дело-то важней порой.


А хотелось поподробней

Разузнать в чем же секрет.

С Василисой вроде сродни

У него секретов нет.


Как зашел, тут же приметил

За скамейкой в закутке,

Хоть и угол был не светел,

Кожу девичью в мотке.


Еще ту, что от лягушки.

На фига она теперь?

Пусть со странною макушкой.

Знали больше мы потерь.


Я теперь свою супругу

Не могу представить в ней.

Ведь скажу тебе, как другу,

Стала вроде как родней.


И без задней мысли в печку

Кинул шкурку сгоряча.

Загорелась, словно свечка,

Ну и пусть. Долой с плеча.


Не успела Василиса.

И пока ушла от всех,

Стопочкой хмельной аниса

Заливал Иван свой грех.


«Что ж, Иванушка, наделал?

Надо было хоть спросить!

Видно мужиков всех бы так сделал,

А теперь что слезы лить.


Не секрет уже, так слушай,

Если бы еще три дня

Ты услышал мою душу,

Я б была навек твоя.


Было снято бы проклятье,

Что Кощей в меня вложил,

Так как  заклятье

Как с женой со мной не жил.


Вот три года по болотам

Я лягушкою скачу.

Кровью я скажу, и потом

Я за свой отказ плачу.


Обещал пустить на волю,

Если выдержу приказ,

Что ж, теперь такая доля

В плен идти и весь тут сказ.


 Тут повсюду закружило

Смерч невиданный возник

Не припомнят старожилы

Даже пес, и тот приник.


Василису в центр втащило

И под небо увлекло.

Остальных так,

Через час лишь отлегло.


А как встали, все как было,

Небо синее поет

Лишь местами тело ныло

Надо думать, так припрет.


Стали все жалеть Ивана

Ты с судьбою уж смирись

Если что, идем до жбана,

От беды опохмелись.


Слова нет, жена прекрасна,

Трудно пару подобрать.

Но нельзя же ежечасно

Нервы на кулак мотать.


Посмотри, с тобой любая

С ходу под венец пойдет.

А пойдет детишек стая,

Тут тоска сама пойдет.


Но Иван не слышал это,

Думал только о своем

И в конце наложил вето

На советы вслух при нем.


Я свою жену, учтите,

Никому ввек не отдам.

Лучше за меня молите

Также смерть моим врагам.


Я решил идти на битву

Честь обоих отстоять

Только соберу вот бритву

И рубашек штучек пять.


Набралось два чемодана.

Путь не близкий впереди.

И скажу вам без обмана,

Не решился бы идти.



Подвели коня Ивану

Погрузили весь багаж.

Люд перекрестился рьяно,

Кои даже вошли в раж.


Сел Иван и был таков,

С ходу добрый взял галоп.

Ведь томился от оков

Не какой-нибудь холоп.


Дева красная в соку

Пропадает почем зря.

Лишь понятно знатоку

Почем ясная заря.


Три дня и три ночи замучив коня

Скакал наш герой неизвестно куда

По ходу себя потихоньку браня

Что главное было в дорогу - еда.


И вот сгоряча, увидев медведя

Свой лук натянул зачем-то бесцельно

Стрелу подобрал - наконечник из меди

Настрой был серьезный, метил прицельно


И тут вдруг медведь, посмотрев на стрелка

Сказал о чем думал и сам в глубине

«Оно тебе надо, затея мелка

Зачем мне страдать по чьей-то вине.


Скажи в чем проблема, авось пригожусь

Мир тесен, чтобы друг другу вредить.

Ты только не думай, я не боюсь

А дружбу со мною неплохо водить.


Как на духу все Иван рассказал

За свой поступок прощенья спросил

В знак примиренья медведь подсказал

Как враз Кащея оставить без сил.


Ведь жизнь Кащея-то кончик иглы

С глаз захороненной в плотном яйце

А чтоб достать просто так не могли

В утке сидит, как в жестком кольце.



Утка в железном и прочном ларце

Что на цепях на высоком дубу

Не в середине, на самом конце

Мало желающих дразнить судьбу.


Что не в силах был запомнить

Записал Иван в блокнот

Надо будет что-то вспомнить

А ответ в блокноте вот.


С тем расстались на поляне

Впереди то дел полно

Бой нелегкий светит Ване

Было с кем бы заодно.


Даже третий тут не лишний

Так сподручней воевать

И победу за «столичной»

Попривычней обмывать.


Так в мечтах и шел на дело,

Знал теперь куда идти.

Время быстро пролетело

Вот уже конец пути.


Но успел еще в дороге

Дел полезных совершить

Сокола в гнезде в тревоге

И лису не подстрелить.


А со щукой вовсе хохма

Ведь лежала на песке

Тут родиться надо лохом

Не сварить чтоб в чугунке.


А Иван - вот пожалел всех

Хоть желудок был пустой

Чуть грибов пожарил наспех

Что нашел, где  травостой.


Видно чувствовал подспудно

Пригодятся твари те

И хотя в желудке нудно

Да и сумки в пустоте.



Плакаться не стал в жилетку

Сопли на рукав мотать

А в пути стрелял он метко

Пробовал мечом махать.


Вот и место, что искалось

Вдалеке виднелся дуб

Что ж совсем чуть-чуть осталось

Ждать жены прекрасных губ.


Но не все так просто в жизни

Вдруг откуда не возьмись

Мужичок с большой харизмой

Громко крикнул «Обернись».


Что тебе в моих владеньях

Что ты мог тут потерять

Времени мне жаль на преньях

Поворачивай-ка вспять.


Я Кащей, что есть Бессмертный

Щуплый, вроде бы, на вид,

Но извне никто из смертных

Мою силу не затмит.


Речь твоя, однако, грозна

Складно, вобщем, говоришь,

Но и мне назад уж поздно

Мне ты много зла творишь.


Отобрал мою супругу

Сам неужто-бы стерпел

Вот отдашь сейчас подругу,

То восполнишь мой пробел.


А не-то мы будем биться

До победного конца.

Я успел с мечом уж слиться,

Одолеешь молодца?


Одолею, ты не первый,

Я ж бессмертный, что терять?

У меня же ты не первый,

Сделаю минут за пять.


Позлословили немного,

Бой пора бы начинать.

Взял Иван и прям с порога

Рубану, ядрена мать.


Голову, как ветром сдуло,

А кичился пять минут.

Ростом метр стал со стулом,

Что сейчас мне скажешь тут?


Но победу рано славил,

Потому что в тот же час

Голову вторую справил

Злой Кащей прямо при нас.


Меч Ивана не заждался,

Тут же голову срубил.

Но и фокус вновь удался,

На корню труды сгубил.


Дальше все пошло иначе,

Пыл у рыцаря обмяк.

А Кащей еще, тем паче

Колдовской вкурил косяк.


И пошел он измываться

Над ослабнувшим бойцом.

Думаю, могло так статься,

Уж не стать ему отцом.


И вот тут как раз случилось,

Прям, как в сказке, в трудный час.

Все так складно получилось

Добрый нрав Ивана спас.


Ведь собрались на подмогу

Все, кому не навредил.

Мишка вылез из берлоги,

Сокол тоже наследил.


Лиса вылезла из леса,

Щука плыла стороной.

Явно больше стало веса

У Ивана за спиной.


Медведь первый начал дело,

В дуб уперся массой всей.

Поднапряг все мышцы тела

И затряс как мог сильней.


Сколько мог ларец держался

На цепях среди ветвей.

Но дуб сильно раскачался

И упал ларь меж камней.


От удара весь раскрылся

И оттуда взялся вскачь

Заяц, чуть было не скрылся,

Но не тот-то был ловкач.


Лиса быстро просчитала

Траекторию пути

Пять минут не насчитала,

А уж заяц взаперти.


В клочья тут же разорвала,

Но все сделать не смогла.

В небо резко вдруг сорвалась

Утка, что свой час ждала.


Унося яйцо во чреве,

Жизнь Кащееву спасти.

Но с небес вдруг сокол в гневе

Не дал ноги унести.


Долбанул с такою силой,

Даже сам не ожидал.

Пусть и утка была милой,

Платежом долги отдал.


Разродилась утка тут же,

Не сберег сокол яйцо.

Ведь и нет упасть хоть в лужу,

Где воды заподлицо.


Угодила чуть не в море,

Глубины не сосчитать.

Это горе вот так горе,

Как его теперь достать?


Пригорюнились все звери,

А сильней всего Иван.

Ведь всвязи с такой потерей,

Жизнь его что медный жбан.


Не возьмешь в бою Кащея,

У него этих голов

Меньше блох у пса на шее

Все тут ясно и без слов.


Но не было б это сказка,

Ведь добро всегда сильней.

А тем более развязка

Совсем скоро будет в ней.


Так вот все когда считали,

Что уже проигран бой.

С глубины подводных далей

Пузырьков поднялся рой.


А за ними морда щуки

И в зубах наше яйцо.

Не ушел Кащей от муки,

Тут конец уж на лицо.


Иван, резко вскинув руку,

Показал куда-то вдаль.

Это вам сейчас наука,

Расскажу, пускай и жаль.


Как один все повернулись

В направлении руки.

А когда назад вернулись,

Поняли, что простаки.


Это был маневр обманный,

Чтоб из боя ускользнуть.

И подарок долгожданный

Принять быстро, не тянуть.


А когда в руках почуял

Глад приятную яйца,

Тут уж важностью обуял,

Видели бы молодца.


Ну, Кащей, что будем делать?

Биться или сдащься так?

Ведь теперь тебя уделать

Как два пальца об верстак.


Могу сладить даже левой

Даже левою ногой.

Да такой противник впервой,

Если коротко, отстой.


Не стерпел Кащей обиды,

Ведь всю жизнь был на коне.

Женихом считался видным,

 А тут сразу и в дерьме.


Показал Ивану гонор

Нет бы хитрость проявить.

Типа, я почетный донор,

Кто людей будет лечить?


Или попросил прощения,

Обещаний гору дал.

Написал даже прошение

И с покорностью отдал.


Не привык и не обучен

И логичный был конец.

Был Иван итак замучен,

А тут тот еще гордец.


Из яйца достал иголку,

Разломил как дважды два.

Что болтать пол дня без толку?

Тут жена еле жива.


А еще если в темнице,

Через год и не узнать.

Поздно будет потом злиться,

Срочно нужно забирать.


Так вот разломил иголку,

И Кащей мгновенно сник.

Зубы положил на полку,

В теле взялся нервный тик.


А затем, вдруг, растворился,

Как и не было его.

Тут народ развеселился,

Значит было от чего.


А Иван быстрей в темницу,

Там жена уж заждалась.

Надо срочно ей в светлицу,

Уж с вещами собралась.


Кремы кончились и пудры

Не заботился Кащей.

Да завить бы надо кудри,

Не сочтешь что надо ей.


Тут, вдруг, двери распахнулись,

И в проеме наш герой.

Василисе аж всплакнулось,

Ах, какой красавец мой.


Обнялись, расцеловались,

Так, обнявшись, и пошли.

Вроде и не расставались

И друг друга не нашли.


Ну а дальше, как должно быть,

Стал Иван после отца,

Царствовать, в любви с женой жить.

Растить сына молодца.


А девчонок-то без счету

От красавицы жены.

Разберут их замуж слету,

Лишь бы не было войны.



 

 

 

 


купить композиции из сухоцветов

ООО"Цвентана" строительно-ландшафтная компания

Телефон: +7 (499) 347-05-67

E-mail: cventanamsk@list.ru